АЛЕКСАНДР
ГРОНСКИЙ
10/06–08/08/2021
«ВРЕМЯ И МЕСТО»
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ПУБЛИЧНАЯ ПРОГРАММА
В работах Александра Гронского городская периферия — современный город-сад в миниатюре.
Сама идея города-сада фундаментальна для теории города и городского права. На ее примере можно наблюдать, как в течение нескольких столетий градостроительные нормы эволюционировали от предписания конкретных схем застройки к их описанию через параметры, а затем свелись к набору ограничений.
Разнообразные сочетания технического (зданий и объектов) и природного в периферийном ландшафте позволяет экспериментировать с подходами к описанию и регулированию городского образа жизни. О воплощениях идеи города-сада, ее отражениях в городском праве и следующих из этого конфликтах — в лекции Наты Волковой.
«Хипстерский урбанизм», «дизайн для миллениалов», «культ центра» и рейтинги самых комфортных для жизни городов — среди архитекторов и урбанистов сегодня это уже мемы.
В погоне за разнообразием мы словно приближаемся к тому, что общественные пространства в Москве, Нью-Йорке и Берлине станут неотличимы друг от друга. «Правильный» городской public space сегодня — это мощение, кафе на первом этаже, стоянка для велосипеда, фотогеничный паблик-арт и TikTok-point'ы. Внутри терраццо, бархатные кресла и латунь или, наоборот, бетон, металл, цветной неон — все по возможности dog friendly, sugar free и take away.
Как найти баланс между «востребованностью» и «самобытностью» в дизайне общественных пространств? И нужно ли его искать? Как перенимать лучшие практики (best practices), но не превращать город в набор стандартных сценариев и зон комфорта? Как создавать новый опыт? Обо всем этом — в взаимном интервью Юрия Григоряна и Ильи Ценципера.
Пустыри, окраины, типовая застройка — пространства, исследованием которых занимаются не только многочисленные паблики о постсоветском, но и многие зарубежные художники — от американских концептуалистов 1960-х (например, Эд Рушей и Дэн Грэм) до звезд современного китайского искусства.
Почему художники вновь и вновь обращаются к эстетике окраин и репетитивности безмолвных форм? И почему пустота в работах Александра Гронского и его коллег выглядит одновременно и торжественной, и устрашающей, и безысходной?
О новостройках как признаке пограничных пространств, о противостоянии утопии и дистопии, а также о международном художественном контексте выставки «Место и время» — в лекции Ирины Кулик.
Два здания, построенные в разное время, в разных местах, по одному проекту — в них большего общего или различий? А непохожий ни на что объект, собранный из кирпичей стандартного размера, с фасадом из повторяющихся окон и колонн — в нем больше уникальных или типовых решений?
Одинаковость — условное понятие, «типовой» или «уникальный» — возможно всего лишь игра слов. Обсудим это на заключительном событии публичной программы к выставке «Место и время» вместе с архитекторами Артемом Стаборовским и Алиной Квирквелией и художниками и кураторами выставки Петром Антоновым и Анастасией Цайдер.
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
Лучший город Земли: как новые стандарты комфорта стирают идентичность городских пространств. Или нет?

Юрий Григорян и Илья Ценципер. Взаимное интервью
7 июля / 20:00
Норма и образ: где начинается город?

Ната Волкова. Лекция
1 июля / 20:00
Самовоспроизводящиеся новостройки: репетитивность как Horror vacui.

Ирина Кулик. Лекция
10 июля / 19:00
Словесные конструкции: что такое «типовое»?

Архитекторы бюро «Saga», Петр Антонов, Анастасия Цайдер. Дискуссия
22 июля / 20:00
о публичной программе
Все события публичной программы мы решили объединить вокруг основного художественного приема выставки — повторения, одинаковости (пускай и мнимой), темы «одного и то же».
Хотя мысли о типовой застройке, панельках и микрорайонах неизбежно приходят в голову при взгляде на работы Александра Гронского, в рамках публичной программы нам хотелось бы поговорить о схожести и повторах в городской среде в более широком контексте. Также как хотелось бы избавить слово «типовое» от отрицательного, обесценивающего значения.
Мы пригласили экспертов в области архитектуры, урбанистики, дизайна и теории искусства, чтобы поговорить о феномене дежавю и «одинаковости», повторениях и различиях в городской среде с как можно более разных сторон:

1/ О культуре стандартов, эволюции норм и конфликте между городским и природным — в лекции архитектора, урбаниста и исследователя городского права Наты Волковой.

2/ Об эстетике новостроек, запустения и повторяемости в международном художественном контексте — в лекции арт-критика Ирины Кулик.

3/ О городских сценариях, их проектировании и формировании опыта человека в общественных пространствах — во взаимном интервью Юрия Григоряна, архитектора и партнера бюро «Меганом», и Ильи Ценципера, основателя компании «Ценципер», журнала «Афиша» и идейного вдохновителя Института «Стрелка».

4/ О том, возможно ли «типовое» в городской среде и если да, то что на самом деле значит это слово — в дискуссии Артема Стаборовского Алины Квирквелии, архитекторов и партнеров бюро «Saga», а также Петра Антонова и Анастасии Цайдер, фотографов и кураторов выставки «Место и время».
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
В работах Александра Гронского городская периферия — современный город-сад в миниатюре.
Сама идея города-сада фундаментальна для теории города и городского права. На ее примере можно наблюдать, как в течение нескольких столетий градостроительные нормы эволюционировали от предписания конкретных схем застройки к их описанию через параметры, а затем свелись к набору ограничений.
Разнообразные сочетания технического (зданий и объектов) и природного в периферийном ландшафте позволяет экспериментировать с подходами к описанию и регулированию городского образа жизни. О воплощениях идеи города-сада, ее отражениях в городском праве и следующих из этого конфликтах — в лекции Наты Волковой.
«Хипстерский урбанизм», «дизайн для миллениалов», «культ центра» и рейтинги самых комфортных для жизни городов — среди архитекторов и урбанистов сегодня это уже мемы.
В погоне за разнообразием мы словно приближаемся к тому, что общественные пространства в Москве, Нью-Йорке и Берлине станут неотличимы друг от друга. «Правильный» городской public space сегодня — это мощение, кафе на первом этаже, стоянка для велосипеда, фотогеничный паблик-арт и TikTok-point'ы. Внутри терраццо, бархатные кресла и латунь или, наоборот, бетон, металл, цветной неон — все по возможности dog friendly, sugar free и take away.
Как найти баланс между «востребованностью» и «самобытностью» в дизайне общественных пространств? И нужно ли его искать? Как перенимать лучшие практики (best practices), но не превращать город в набор стандартных сценариев и зон комфорта? Как создавать новый опыт? Обо всем этом — в взаимном интервью Юрия Григоряна и Ильи Ценципера.
Пустыри, окраины, типовая застройка — пространства, исследованием которых занимаются не только многочисленные паблики о постсоветском, но и многие зарубежные художники — от американских концептуалистов 1960-х (например, Эд Рушей и Дэн Грэм) до звезд современного китайского искусства.
Почему художники вновь и вновь обращаются к эстетике окраин и репетитивности безмолвных форм? И почему пустота в работах Александра Гронского и его коллег выглядит одновременно и торжественной, и устрашающей, и безысходной?
О новостройках как признаке пограничных пространств, о противостоянии утопии и дистопии, а также о международном художественном контексте выставки «Место и время» — в лекции Ирины Кулик.
Два здания, построенные в разное время, в разных местах, по одному проекту — в них большего общего или различий? А непохожий ни на что объект, собранный из кирпичей стандартного размера, с фасадом из повторяющихся окон и колонн — в нем больше уникальных или типовых решений?
Одинаковость — условное понятие, «типовой» или «уникальный» — возможно всего лишь игра слов. Обсудим это на заключительном событии публичной программы к выставке «Место и время» вместе с архитекторами Артемом Стаборовским и Алиной Квирквелией и художниками и кураторами выставки Петром Антоновым и Анастасией Цайдер.
Лучший город Земли: как новые стандарты комфорта стирают идентичность городских пространств. Или нет?

Юрий Григорян и Илья Ценципер. Взаимное интервью

https://pennlab-gallery.timepad.ru
7 июля / 20:00
Норма и образ: где начинается город?

Ната Волкова. Лекция

https://pennlab-gallery.timepad.ru
1 июля / 20:00
Самовоспроизводящиеся новостройки: репетитивность как Horror vacui.

Ирина Кулик. Лекция

https://pennlab-gallery.timepad.ru
10 июля / 19:00
Словесные конструкции: что такое «типовое»?

Архитекторы бюро «Saga», Петр Антонов, Анастасия Цайдер. Дискуссия

https://pennlab-gallery.timepad.ru
22 июля / 20:00
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
В работах Александра Гронского городская периферия — современный город-сад в миниатюре.
Сама идея города-сада фундаментальна для теории города и городского права. На ее примере можно наблюдать, как в течение нескольких столетий градостроительные нормы эволюционировали от предписания конкретных схем застройки к их описанию через параметры, а затем свелись к набору ограничений.
Разнообразные сочетания технического (зданий и объектов) и природного в периферийном ландшафте позволяет экспериментировать с подходами к описанию и регулированию городского образа жизни. О воплощениях идеи города-сада, ее отражениях в городском праве и следующих из этого конфликтах — в лекции Наты Волковой.
«Хипстерский урбанизм», «дизайн для миллениалов», «культ центра» и рейтинги самых комфортных для жизни городов — среди архитекторов и урбанистов сегодня это уже мемы.
В погоне за разнообразием мы словно приближаемся к тому, что общественные пространства в Москве, Нью-Йорке и Берлине станут неотличимы друг от друга. «Правильный» городской public space сегодня — это мощение, кафе на первом этаже, стоянка для велосипеда, фотогеничный паблик-арт и TikTok-point'ы. Внутри терраццо, бархатные кресла и латунь или, наоборот, бетон, металл, цветной неон — все по возможности dog friendly, sugar free и take away.
Как найти баланс между «востребованностью» и «самобытностью» в дизайне общественных пространств? И нужно ли его искать? Как перенимать лучшие практики (best practices), но не превращать город в набор стандартных сценариев и зон комфорта? Как создавать новый опыт? Обо всем этом — в взаимном интервью Юрия Григоряна и Ильи Ценципера.
Пустыри, окраины, типовая застройка — пространства, исследованием которых занимаются не только многочисленные паблики о постсоветском, но и многие зарубежные художники — от американских концептуалистов 1960-х (например, Эд Рушей и Дэн Грэм) до звезд современного китайского искусства.
Почему художники вновь и вновь обращаются к эстетике окраин и репетитивности безмолвных форм? И почему пустота в работах Александра Гронского и его коллег выглядит одновременно и торжественной, и устрашающей, и безысходной?
О новостройках как признаке пограничных пространств, о противостоянии утопии и дистопии, а также о международном художественном контексте выставки «Место и время» — в лекции Ирины Кулик.
Два здания, построенные в разное время, в разных местах, по одному проекту — в них большего общего или различий? А непохожий ни на что объект, собранный из кирпичей стандартного размера, с фасадом из повторяющихся окон и колонн — в нем больше уникальных или типовых решений?
Одинаковость — условное понятие, «типовой» или «уникальный» — возможно всего лишь игра слов. Обсудим это на заключительном событии публичной программы к выставке «Место и время» вместе с архитекторами Артемом Стаборовским и Алиной Квирквелией и художниками и кураторами выставки Петром Антоновым и Анастасией Цайдер.
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО
ВРЕМЯ И МЕСТО